Дело было в Саратове – Как крестьянин истребитель купил

27-04-2015
12:50
Тематика:
Культурная



Декабрь 1942 года. Разгар Сталинградской битвы. В кабинет директора Саратовского авиационного завода вошел человек в деревенском зипуне и с мешком в руках: «Хочу купить истребитель». Директор даже растерялся от такого неожиданного предложения. Крестьяне у него еще самолетов не покупали. Надо сообщить сначала в Москву, получить разрешение. Купить истребитель намеревался малограмотный, но работящий саратовский крестьянин Ферапонт Головатый.

Хутор Степной на Саратовщине в Великую Отечественную совсем опустел: все мужчины призывного возраста - на фронте, остались только старики да женщины с детьми. У Ферапонта Головатого воевали двое сыновей и три зятя, они с женой Марией Тарасовной воспитывали девятерых внуков.

Зимой 42-го в сельской школе собрались колхозники. Ответственный работник из райкома рассказывал о положении на фронтах, о битве под Сталинградом, о том, что армии нужна помощь. Председатель колхоза «Стахановец» призвал всех вносить деньги на постройку боевого самолета - кто сколько сможет. Вносили по сто, двести, пятьсот рублей. Один крестьянин раздухарился: «Вношу тысячу рублей! А ты что молчишь, Ферапонт? Думаешь, не знаем, сколько ты меда снял?» Посыпались упреки в адрес зажиточного крестьянина. И неожиданно для всех Головатый встал и вдруг сказал: «Что ты кричишь? Я, может быть, на свои деньги сам самолет куплю». 

Думали соседи и родные – ну погорячился Ферапонт. Шутка ли - самолет купить. А он сначала выпытал у председателя, сколько на самолет денег надо – 100 тысяч - собрал бидоны с медом и поехал в Саратов.

В тот год у Головатого скопилось два центнера меда, по тем деньгам от 500 до 900 рублей за кило. Соорудили для него отдельную палатку в городе. Несколько дней стоял Ферапонт за прилавком, не торопился, не дешевил, продавал понемногу. Так и собрал мелкими целый мешок денег.

Жена Марья, как узнала, на что хочет муж потратить мешок денег, так и разразилась: «Что ты делаешь? Хочешь по миру нас пустить? Кто твоих внуков кормить будет?» А Ферапонт и слушать не стал, поехал прямиком на завод. Ели Головатые в ту зиму одну капусту и картошку.

На заводе самолет крестьянин выбирал лично, залезал в кабины, дивился мудреным механизмам. Хотел, чтоб за штурвалом подаренного истребителя был непременно саратовский летчик. Выбор пал на Бориса Еремина, чьи портреты к тому времени обошли многие газеты. Он был одним из участников операции «7 против 25». Наши истребители, где Еремин был ведущим, приняли бой с 25 немецкими самолетами и вышли победителями: сбили несколько немецких машин, остальные разогнали. Вернулись без потерь.

На подаренном ЯКе Еремин совершил 75 боевых вылетов. Но через год комиссия признала его небезопасным для боев. «Как же так, война еще не закончилась, а самолет списали. Надо покупать второй» - решил головатый. И купил. После того, как второй самолет ушел на фронт – на этот раз новый ЯК-3, в село прилетел какой-то «кукурузник». Покружив над домом Головатых, скинул несколько тюков, в них - теплая детская одежда и валенки для внуков Ферапонта. Так государство поблагодарило крестьянина, отдавшего все свои средства фронту.

Малый вес, хорошая устойчивость и простота пилотирования – так описывают основные преимущества ЯК-1 специалисты. Конструкция смешанная: неразъемное деревянное крыло, сварной из стальных труб фюзеляж, полотняная обшивка, дюралюминиевые капоты и оперение. Основным, а в дальнейшем единственным изготовителем ЯКов стал саратовский авиационный завод. Здесь же с 1943 года стали производить и полюбившийся советским асам ЯК-3. Оба самолета Головатого в мирные годы стали музейными экспонатами. ЯК-1 обосновался в саратовском краеведческом музее, а Як-3 судьба забросила аж заграницу.

На этом самолёте Борис Ерёмин сражался до конца Великой Отечественной, сделав последний боевой вылет в небе Берлина. После войны стоял в музее ОКБ Яковлева, в 91-м участвовал в Мосаэрошоу на Ходынском поле. А потом просто исчез из России.

Оказалось, бедствующее конструкторское бюро заключило контракт с американским Museum of Flying на четырехлетнюю аренду самолета. Наш ЯК должен был привлечь любителей авиации и побудить их купить производимые в России реплики легендарных военных машин. Спустя оговоренные 4 года самолет американская сторона так и не вернула. Стоял он в солнечной Калифорнии, в пляжном городке Санта-Моника. Загорелые люди в бикини заходили в музей поглазеть на самолеты, в том числе на краснозвездное чудо, купленное в странной и непонятной России, которая зачем-то продает свои военные реликвии.

Здесь его, спустя годы и увидел Герой Советского Союза Борис Еремин. Пытался вернуть в Россию, писал в различные ведомства, вплоть до главнокомандующего. Но так и умер легендарный летчик, не дождавшись возвращения своего самолета на Родину.

Дело сдвинулось с мертвой точки только в прошлом году. МИД России и Госдеп США добились от недобросовестного музея возврата ЯКа. Разобранный, в коробках он ждет реконструкции, чтобы вернуться в Саратов и вновь стать экспонатом, теперь уже саратовского Музея трудовой славы. В память о подвиге Ферапонта Головатого и о безвременно почившем саратовском авиационном заводе. Но это уже совсем другая история…



Текст - Ольга Радина

Звук - Станислав Крючков

рейтинг (16)
Поиск
Рейтинг Эфиров Рейтинг Новостей
Онлайн трансляция Эхо Москвы в Саратове

ОнЛайн трансляция Эхо Москвы в Саратове