Потомки жертв политических репрессий: «Памятник обязательно будет установлен в сквере на Астраханской»

В России отмечают день памяти жертв политических репрессий. Дата была выбрана в память о голодовке, которую 30 октября 74-го года начали узники мордовских и пермских лагерей. Политзаключенные тогда объявили ее в знак протеста против политического преследования в Советском Союзе.
Ежегодно в этот день вспоминают миллионы людей, которые были необоснованно отправлены в исправительно-трудовые лагеря, в ссылку, лишены жизни в годы сталинского террора и после него.

О своем отношении к этому дню «Эху» рассказала Светлана Алексеевна Черкашина, председатель Саратовской общественной организации «Ассоциация жертв политических репрессий»:

- Сейчас нас 4 тысячи человек, а ранее было более 10 тысяч. Еще буквально 5 лет назад. Люди уходят, наши ряды редеют. Остается очень мало свидетелей, поэтому мы спешим, торопимся поставить памятник. В городской администрации очень не хотели видеть его в сквере на Астраханской, потому что там торговые точки, чужая земля. Много было сложностей, тем не менее, мы утвердили проект, его подписали в городском комитете по архитектуре, всеми-всеми службами и отделами. Выяснилось, что нужно было создать некую специальную комиссию по скульптурам. Выяснилось, что у нас не хватает кадастрового номера на земельный участок, где будет установлен монумент. И вот когда у нас будет этот номер, нам обещали утвердить. В кадастровой же палате говорят, что этот номер дадут тогда, когда окончательно согласуют проект. И получается замкнутый круг. Тем не менее, мы пробьем эту брешь.

Этот памятник будет в виде четырех рук в виде решетки на фоне небольшого проема между двух каменных оснований. Знак содружества, цепей и решеток. В нем не будет ничего устрашающего, этот памятник будет иметь только символический характер. Именно в том месте города, где исторически проходили расстрелы. Около тюрьмы. Именно это место мы выбивали т и прежде. Но нас все время тормозит администрация, бюрократия, многочисленные чиновничьи коридоры. Ответа на письма приходится ждать до 2 месяцев. Приходит ответ – и вновь что-то оказывается не так, опять пишем. О чем говорить, если вплотную мы этим вопросом занимаемся уже 6 лет, а начали вообще с 90-го года – поначалу-то памятник был заложен на Театральной площади, но там, конечно запретили. А вот в сквере на Астраханской – это место правильное. Немножко нам осталось добить.
Очень много невинных людей погибло. Этого нельзя забывать. Чтобы это больше никогда не повторилось. У меня мать провела в каторге 10 лет. За что? Я сама родилась там, на каторге, 7 лет была вместе с мамой на нарах. Потом бежала, маленькой девочкой, потом меня догоняли, избивали, все на Колыме. Это страшно. Затем меня у матери отобрали. Рядом с нашим детским домом было специальное кладбище для детей узников. Выживал один ребенок из десяти. Но я каким-то образом осталась. За что потерпели все это наши родители? И мать, и отец отсидели у меня ни за что. Выяснилось, что сидели они не заслуженно - уже после смерти Сталина, в 1953-м году. И отец, и мать. А после этого было поселение, никуда нельзя было выехать. Потом уж только это разрешили. Но все равно мы оставались детьми «врагов народа». Вот у меня в паспорте стоит место рождения – Колыма. Все – ничего не могу с этим сделать. Куда бы я не приходила, все задают вопрос – а чего, почему? Ну не могу же я всякий раз об этом рассказывать. «Да, - говорю, - по комсомольской путевке родители поехали. Приходилось раньше выкручиваться. Это очень несправедливо. Столько народу было загублено… Это была просто бесплатная рабочая сила. Такая вот была тогда политика. Заводы и каналы строили «бесплатные» люди… Поэтому памятник, конечно, должен быть и он должен стоять на Астраханской.

Своими мыслями по поводу сегодняшнего положения дел в сфере социальной поддержки жертв политических репрессий с Эхом поделилась и Тамара Карловна Кирова, одна из тех, чьи родители стали жертвами сталинских гонений:

- Нам дали статус реабилитированных где-то в 50-х годах, уже после смерти Сталина. Только тогда отец смог выехать из сибирских краев. Было достаточно неплох в смысле льгот, улучшения жилищных условий, тем кто оставался инвалидами, предоставляли автомобили. Проходили годы. Но никто из моих родственников, а наша семья выехала в 24 часа, за этими льготами не обращались. Сейчас же, когда в семье несколько поколений ее оказались в одной квартире, в администрации Октябрьского района мне сказали, что этих льгот для вас уже нет. Эти льготы по улучшению жилищных условий у нас просто отняли. Сняли льготу по налогу на землю, по коммунальным услугам осталось только 30 процентов по фактическому расходу вместо прежних 50% по тарифам, и то не для всех членов семьи. Ее работающие члены данных льгот лишены вовсе. На сегодняшний день в саратове на эти льготы могут претендовать около 4 тысяч членов семей репрессированных.

Сегодня всех неравнодушных жителей города в 4 часа пополудни дети репрессированных призвали прийти Воскресенское кладбище и возложить цветы к могиле неизвестных, пострадавших от репрессивной машины. Ее жертвами стали 4 миллиона заключенных, 800 тысяч расстрелянных. В нашем под каток репрессий попали 18 тысяч человек.

30.10.2014 15:10
рейтинг (-2)
778
Поиск
Рейтинг Эфиров Рейтинг Новостей
Онлайн трансляция Эхо Москвы в Саратове

ОнЛайн трансляция Эхо Москвы в Саратове