Вектор Роста - Дмитрий Анпилогов о туристическом бизнесе в регионе



В эфире программа «Вектор роста», меня зовут Валерия Павлюк. В гостях у нас Дмитрий Викторович Анпилогов, председатель комитета по предпринимательству в сфере туризма при Торгово-промышленной палате.

— Ваш первый бизнес опыт и как вообще всё начиналось?

— Буквально можно сказать так: работаю с четырнадцати лет… Мой первый бизнес – это подростковые клубы, обучение игре на гитаре. Если учесть, что мне было 14 лет, а моим студентам было 12-13 лет, то это была и работа, и компания, и игра, за которую я еще и получал деньги, которые тратил на этих же своих друзей. Такой опыт у меня продержался до 20 лет, до тех пор, пока я не вернулся с армии. Потом женился, и с гитарой пришлось закончить.

— Хорошо. А потом?

— А потом были девяностые. Страшное время. Когда я женился, буквально нечего было кушать. В прямом смысле: не было денег на хлеб.

До сих пор считаю: самый лучший стимул для того, чтобы что-то сделать, придумать – бизнес или найти работу, в конце концов – это когда нечего кушать.

Я человек законопослушный, искал, где себя применить. А если перечислить, где я работал, то это была бы отдельная передача в несколько серий. Скажу самые яркие моменты: продавал кур на базаре зимой, селедку из бочки. В бане работал. Не скажу кем. Шучу (смеется). В кафе.

Постоянно стремился к чему-то более интересному.  Где-то в 1995 году нашел компанию, которая занималась всем: покупали вагоны сахара, вагон футболок корейских, вагон вьетнамских шлепок. Все вагонами исключительно. А нас было всего пять человек, и мы все это дело продавали. На мне был весь учет. Я всегда считал хорошо, мне всегда доверяли, но я этим не пользовался. Давали все это на реализацию по магазинам. Бывает, били, нападали, грабили, не без этого.

— Это все девяностые?       

— Ну да. Самые яркие моменты. А потом, в 95 году пришел к выводу, что можно попробовать свой бизнес. Начал заниматься канцтоварами. До сих пор говорю, что самое прибыльное это продавать карандаши: купил за пять копеек, продал за пять рублей.
Создал систему агентов. До недавнего времени эта схема работала. У меня работало порядка 30 человек – распространителей, которые по офисам продавали канцтовары. Банально, но все это работало.

— Начальный капитал?

— Это отдельная история. У меня умерла бабушка, осталось наследство. Буквально мешок лекарств и четыре нутриевые шкурки. Я это все продал на базаре, потом поехал в Москву на поезде, купил конфет и продавал их на базаре. Вот с чего все начиналось.

— И так постепенно, на конфетах?

— С конфетами был неудачный опыт: больше съел. Но тем не менее.

— А сейчас, в нынешних условиях, где посоветуете брать начальный капитал?

— Взять капитал не проблема. Проблема его отдать. В свое время мне многие предлагали взять денег – всегда отказывался. Потому что прекрасно понимаю: деньги дают с мыслью, что на тебе заработают. Всегда старался работать сам: пусть немного денег, но они свои.

Может быть, это и неправильная схема. Я учусь на своих ошибках – к сожалению или к счастью. Каждая ошибка – это опыт. Если бы не было этих ошибок и я не приобрел опыт.

Есть притча хорошая. Встречаются два человека – один с большими деньгами, другой с опытом. Расходятся. Тот, кто был с деньгами, остается с опытом. Тот, кто был с опытом, остается и с опытом, и с деньгами.

— Мы говорили о том, как начинается бизнес для нашего гостя,  Дмитрия Викторовича Анпилогова. Мы говорили о конфетах и начальном капитале. Как вы с конфет перешли на туризм?

— Очень осторожно отношусь к судьбе, куда она меня ведет. И смотрю на знаки. С туризмом получилось вообще очень смешно. Не имел к нему никакого отношения, но у меня много друзей. У одного из знакомых была своя турфирма, «Flamingo Travel» называлась, одна из первых  в начале девяностых. Он мне говорил: «Дима, ты создан для этого. Пойдем ко мне работать». Смотрел, как там можно заработать — вообще нереально. Я говорю: «Не пойду. Не могу понять, как за такие бешеные деньги ты можешь кому-то продать».

Проходит какое-то время. Он меня встречает на улице. Говорит: «Дим, я уезжаю на ПМЖ в Словакию. Хочешь – фирма полностью твоя. Там есть учредитель, а ты будешь директором. Я тебя познакомлю с учредителями, если они дадут добро, то все хорошо». Прихожу знакомиться с учредителями – там Гейфман Григорий Владимирович (Руководитель ООО «Торговый дом «Мария» - прим. ред). Говорит: «О, Дим, а ты жил там-то и там-то». Я говорю «Да». «А папа у тебя такой-то?» - оказывается, мой папа учил его играть на гитаре в детстве. Так, с 1997 года я директор турфирмы.

Были и взлеты, были и провалы, но это жизнь. Это нормально.

— Еще один вопрос о девяностых – дефолт. Как переживали такое потрясение?

— Ужас. Страшное слово. Тогда нечего было терять – это большой плюс. Ног, тем не менее, у нас были и деньги наших туристов. За один день валюта обесценилась в три раза. Было страшно. Был очень большой провал по продажам.

Вообще я оптимист. Я заметил: если валюта выросла в три раза, нам можно работать в три раза меньше и получать ту же рублевую массу.

У меня друг работает в Вашингтоне, в МВФ. Он часто ко мне обращается: ему интересна статистика, как у нас идут продажи. Говорит мне: «По тебе очень легко делать аналитику ситуации в стране. Если продажи растут, значит, все хорошо».

— Вы сказали, что вас пригласили стать руководителем фирмы. Проще сделать свой собственный бизнес или купить что-то готовое?

— Купить проще торговую марку, открыть франчайзи. Если открываете новый бизнеса… Понимаете, сколько поменялось с тех времен. «Лагуна Тур» как была, так и есть, а многие другие туроператоры канули в Лету.

— До дефолта и после дефолта: как дальше развивались события?

— Дальше – чистка после всех этих потрясений. Турфирма стала меньше. У людей стало меньше денег, но у кого они были – остались. Мы, слава богу, остались на плаву. Бизнес мне понравился. В то время я стал думать, не открыть ли мне свою компанию. «Flamingo Travel» хорошая компания, но она принадлежала не мне. Под 2000 год мы и открыли «Лагуну Тур».

Уход из «Flamingo» был, в том числе, и скандальный. Никому не нравится, когда уходят и открывают свой бизнес. С другой стороны, это жизнь. У меня даже работают девушки. Раз поработали-поработали, ушли и открыли свою компанию. Ну и что? Это нормально.

— Через какое время вы открыли «Лагуну»?

— Буквально сразу. Было опять страшно. Все риски были на нас, нужны были деньги. Начали любить и лелеять, выхаживать. Сначала нас было три человека, потом пять. В лучшие времена работали сорок человек.  

— Как скоро отбили вложения?

— Вложений как таковых нет. «Утром деньги, вечером стулья» - не нужны оборотные средства. Деньги дает сам турист. И это же самое сложное в нашем бизнесе: клиент вам поверил, отдал деньги за ваши обещания через две недели оказаться в раю. На словах, фактически.

Основной плюс – не нужны оборотные средства. Самое сложное – эти средства получить.

— Компания сразу начала приносить доход. А первые серьезные трудности?

— Это был отголосок из прошлого. Нас начали «душить» всевозможными официальными органами, насылали страшное количество проверок. До такой степени, что однажды в один день пришли с визитом три органа государственных – обыски, допросы. Пережили мы и это, чем я и горжусь.

— Можно сказать, что у нас существует практика, когда бизнес таким образом давят?

— Это было не государственное давление, а частное через государственное. 

— Инструмент такой, по крайней мере, был?

— Получается, да.

— Следующий шаг?

— У нас с тех пор растянулся до сегодняшнего момента. Рост, любовь и лелеяние своего бизнеса. Он твой, он становится все краше, все больше. Были основные принципы, которых я придерживался. Это белая бухгалтерия, что на самом деле сложно. Я горжусь, что наша компания  – одна из немногих, которая работает по такому принципу. К сожалению, в туризме все настолько «черное».

— К «черной» бухгалтерии прибегают из-за налогов?

— Не знаю. Ничего такого сложного нет. Я против, когда говорят, что налоги высокие. Мне проще заплатить налоги и никому потом не платить никаких взяток. Это будет дешевле. 

— Платить налоги – хороший тезис. А на чем еще экономить не стоит?  Стоит ли задумываться об экономии?

— Очень интересный вопрос. Например, чем я занимаюсь в компании все двадцать с лишним лет? Я не продал ни одного тура. Даже когда нас было всего три человека, я был директор. Тем не менее, я работал на общий имидж компании.

Были в свое время и проблемы. Про меня даже в университете один преподаватель, который меня знал лично, говорил: «Есть турфирма такая, там директор ничего не делает. Ходит по офису, улыбается, пьет шампанское, кофе и играет с попугаем». На мой взгляд, самое сложное – создать уют, картину спокойствия, надежности, полностью расположить к себе туриста. Чтобы он увидел, что пришел в большую, серьезную компанию,  которой все хорошо. Директор сам лично вам сварит кофе, побеседует на любые темы. Ко мне часто приходят туристы – поговорить. Создается эффект, что мы друг друга давно знаем и дружим.

Экономить нельзя, у нас должно быть все самое лучшее. Если попугай, то ара – самый большой, самый красивый. Компьютер? Должны быть самые лучшие компьютеры. Телефоны – самые лучшие.

С одной стороны, мы теряем часть туристов, которые думают, что раз у них так все красиво, значит дорого. Думаю, может открыть подвальчик, где будет надпись «Туры недорого».

— Ростуризм исключил из реестра туроператоров «Натали Турс». Перед туристами и партнерами образовался долг порядка 1,5 млрд рублей. Как, по вашему мнению, такое могло произойти?

— Грустная история. На самом деле, «Натали Турс» - моя любовь. Это был туроператор, который я любил, к которому обращался, относился с большим доверием. Мало того, для меня Владимир Воробьев был гуру в туризме: все, что он говорил, все сбывалось. Всегда к нему прислушивался.

Почему так вышло, где деньги? Сразу скажу, что ничего он не украл. Очевидно, стечение обстоятельств, кризис, проблема с «Трансаэро», закрытие принимающих сторон. Деньги были все «размазаны», возник кассовый разрыв. Это как лавина: нарастает, нарастает. ЧМ-2018 добил его: июль был провальный месяц по продажам. Обычно продажи зашкаливают, а тут как зимой фактически.

Работаем над возмещением туристам денег. Первая фаза была, что «Натали» приостановила свою деятельность, потом суды. У нас 125 туристов, со всеми лично встречался, разговаривал. Абсолютно большинство – 115-118 человек – лояльны, относятся с пониманием. Мы вырабатываем вместе с ними сторону защиты. Ноя всем говорю про суды, что нет смысла тратить деньги на юристов, потому что не за горами и банкротство.

Сейчас у нас начинается новая фаза – возмещение затрат через страховую компанию. Туроператорский бизнес застрахован по закону. У меня три юридических лица, каждое из них застраховано на 50 млн рублей. И еще фонд личной ответственности на 15 млн. Итого 165 млн рублей, которыми я буду делиться.

— Как обстояли дела в связи с закрытием «Саравиа»?

— Для саратовского туризма это какой-то сплошной аттракцион. У «Саратовских авиалиний» с прошлого года после кризиса пошел рост. Мы взяли новых сотрудников впервые за последние два-три года, пошли бронирования. Пришел в Саратов новый оператор – «Интурист», который делал рейсы в Турцию, практически шесть рейсов в неделю. Продажи шли с ноября прошлого года. Мы продали порядка 400 билетов на турецкие рейсы к маю 2018 года, когда случилась такая катавасия.

В итоге цены до Москвы не стали меньше. Мы потеряли налогоплательщика – авиакомпанию с названием нашего города. Я категорически не согласен, что они не старались, не хотели что-то исправить в своей работе. Они даже взяли в лизинг новый самолет, в последний день. Обидно: прилетел в Саратов, постоял ночью и улетел обратно.

— Они же хотели провести ребрендинг после катастрофы.

— Да. Догадываюсь, кому это было нужно. Ничего хорошего в итоге не получилось. С нашими 400 туристами все прошло гладко, без проблем. Деньги вернули в течение трех дней. Кто хотел перебронироваться – перебронировались. И это пережили. Потом новые авиакомпании пришли, и «Пегас» совместно с «Coral» объявили чартерные программы в Турцию с 1 августа. Мы обрадовались – опять продали порядка 100 билетов. И опять сняли. А потом еще и «Натали Турс». Так и живем.

В моей жизни было три кризиса: 1998 года, 2008 года, но он был совсем легкий и незаметный, и кризис 2014 года. Как пошутил наш президент, «Что, думаете, это была черная полоса? Нет, это была еще белая полоса. Черная будет позже». С другой стороны, можно проблемы «Саравиа» связать и с кризисом, все взаимосвязано.

— Как справлялись с кризисом 2014 года после присоединения Крыма и падения рубля? И какие были проблемы?

— У нас была финансовая подушка. Эти золотовалютные резервы мы начали потихоньку спускать. Смотрим – легче не становится. Начали «отрезать» то, что, на мой взгляд, не самое важное. Нас было 40 человек, а к кризису нас осталось порядка 20. Сейчас нас 25 – штат подрос. Зарплаты начали снижать, дивиденды не всегда получали. Падение дохода, чисто комиссионных наших, сбыло в пять раз. Мы стали жить на 20% того, что обычно зарабатываем. Тем не менее, стали нормально жить. Зарплаты понизились, затраты снизились. Вопрос не в том, как мы жили на 20%, а в том, куда мы раньше девали 80%.

Турция еще нас сильно подбила. Разбили наш самолет, и это был жесточайший момент, когда во всеуслышание сказали, что все турецкие туроператоры – это враги. И что мы отправляем деньги в Турцию, к врагам. Когда Турцию открыли, снова пошел рост, поскольку все основные доходы идут с Турции.

— А Египет?

— Обидно было, да. Туроператор совершенно не виноват. Был «Бриз» турецкий, хорошие ребята. Купили – не в лизинг взяли – самолеты. Один в Египте взорвали. Какой удар – я сейчас не про состояние людей, а про туроператора. И направление в Турцию запретили, а у них их было два, в Турцию и в Египет.

— Мы сейчас начали говорить о событиях, которые происходят в мире, на которые никак не можем повлиять сами, но они влияют на нас. Допустим, массовые теракты в Европе повлияли на работу туроператора?

— Конечно. У нас влияет все: теракты, землетрясения, пожары. Первое, с чего я начинаю рабочий день – смотрю, что случилось в мире, тогда можно сразу сделать прогноз. Тот же теракт, когда на Лазурном берегу машина въехала в людей, было страшно. Продажи встали вообще в этот день, люди никуда не хотели ехать. Так и на рыбалке: погода хорошая, а клева нет. У рыбы нет настроения, она спит. Чем бы вы ее не заманивали, она ничего не хочет.

Потом проходит пара-тройка дней, и в одно мгновение продажи вырастают в несколько раз. Это я называю «синдром отложенного спроса». Люди сидели дома расстроенные, а потом думают «А что я сижу дома? Что такого страшного? В конце концов, жизнь идет, надо воспользоваться. Пойду в турагентство». Приходит, а там таких еще человек 30.

— Немного о внутреннем туризме. Способствовал ли ЧМ-2018 по футболу росту внутреннего туризма?

— Все способствует. Люди сейчас активные, больше стараются исследовать наши красоты, в том числе и в Саратовской области.

— По поводу нашего региона. С какими конкретно проблемами сталкиваются туроператоры и что сделать властям, чтобы бизнесу «дышалось» легче?

— Бизнес нужно лелеять, растить. Он как ребенок. А власти для чего? Они служат для нас. Они должны создавать такую обстановку, чтобы нам было комфортно и хотелось еще что-то сделать, что-то открыть.

Естественно, никогда не будет все идеально, всегда будет перебор или недобор. Что касается Саратова – меня все устраивает. Абсолютно. Даже иной раз говорю: «Не нужно меня трогать, у меня все хорошо, всего достаточно».

— Наше эфирное время подошло к концу. Это была программа «Вектор роста», меня зовут Валерия Павлюк. В гостях у нас Дмитрий Викторович Анпилогов, председатель комитета по предпринимательству в сфере туризма при Торгово-промышленной палате.

Запись эфира доступна по ссылке.

10.09.2018
рейтинг (0)
1536

Поиск
Авторы
Станислав Крючков (1)Никита Маркелов (11)Денис Жабкин (10)Антон Миславский (1)Михаил Волков (5)Эдуард Абросимов (1)Александр Ермишин (4)Дмитрий Воронков (12)Владимир Видро (3)Алексей Туракин (5)Эхо Москвы - Автопробег (5)Валентин Васин (1)Маргарита Белка (2)Валерий Виноградский (2)Олег Елкис (2)Михаил Богатов (1)Антон Наумлюк (34)Михаил Деришев (4)Надежда Зыкова (5)Сущевский Артем (2)Сергей Вилков (1)Анастасия Михайлова (1)Михаил Лысенко (1)Александр Сорокин (1)Яков Гуськов (1)Кремль (1)Алексей Слаповский (5)Анатолий Леонтьев (1)Сергей Вильянов (2)Антон Носик (1)Версия-Саратов (2)Российская Федерация (1)Яков Хренов (1)Юрий Пузанов (2)Валерий Радаев (2)Саратов (1)Аркадий Волошин (2)Мукаддас Бибарсов (1)The Saratov room (1)Роман Арбитман (1)Игумен Нектарий (1)Олег Грищенко (1)Виталий Ланцман (1)Игорь Михайлов (1)Антон Ищенко (1)Одноклассники.ru (1)Ольга Баталина (1)Анна Королева (1)Роман Грибов (1)Денис Аникин (2)Маша Медичи (1)Алексей Березин (1)Саратов life (1)Марина Бирюкова (1)Михаил Егоров (3)Саратов (1)Андрей Козенко (1)Единая Россия (1)Аскар Гатиатулин (1)Яков Рабинович (1)Александр Шаронов (1)Константин Халин (2)Юрий Набатов (2)Антон Борисович (1)KingBro и его друзья (1)Любопытный житель 64-го региона (1)Вячеслав Самодуров (1)Прокуратура города Саратова (1)Алексей Глыва (1)Ольга Радина (1) Все блоги
Рейтинг Эфиров Рейтинг Новостей
Онлайн трансляция Эхо Москвы в Саратове

ОнЛайн трансляция Эхо Москвы в Саратове